Почему отменить мораторий на смертную казнь – плохая идея
30 ОКТЯБРЯ / 2019
Смертная казнь в России не применяется с 1997‑го. Предложения ее вернуть звучат в России регулярно и, как правило, после громких преступлений. Свои комментарии по этой теме изданию "Еженедельный журнал "Профиль" дал адвокат Евгений Жаров.
«Даже пожизненное заключение – это не то наказание, которое должны понести эти нелюди. Им не место на нашей планете». Этими словами лидер «Справедливой России» Сергей Миронов анонсировал внесение в Госдуму законопроекта по отмене моратория на смертную казнь для террористов и убийц детей. Поводом для его инициативы послужило убийство девятилетней Елизаветы Киселевой в Саратове.

Опрошенные «Профилем» юристы единогласно против возвращения смертной казни.

«Даже в демократическом и правовом государстве судебная система может допустить ошибку», – говорит адвокат, управляющий партнер Zharov Group Евгений Жаров. В качестве примера он приводит США, где с 1979 по 2009 год как минимум 27 человек были казнены за преступления, которых, как позже выяснилось, они не совершали.

Были такие ошибки и в истории российского правосудия. Еще в советские годы за преступления маньяка Андрея Чикатило расстреляли двух человек, не имевших к ним отношения.

К российской судебной и правоохранительной системе очень много вопросов, продолжает Жаров. Например, по поводу возможности использования при вынесении приговоров показаний «засекреченных» свидетелей. В ситуации, когда в стране число оправдательных приговоров менее половины процента от общего количества, снятие моратория вселяет ужас, говорит он.


Сторонники отмены моратория полагают, что ужесточение наказания приведет к снижению уровня преступности. Однако это не так.

В США и Китае, где умышленное убийство по закону может караться смертной казнью, в 2017 году на 100 тысяч жителей было 5,3 и 0,6 убийства соответственно. В то же время в Германии и Франции, где смертная казнь не применяется, на такое же число жителей приходилось 1 и 1,3 убийства соответственно, говорит Евгений Жаров. «Показателен пример Бенина (Западная Африка). В 2015‑м показатель убийств составлял 6,18 на 100 тысяч человек. После отмены смертной казни в 2016 году этот показатель не претерпел каких-либо существенных изменений и составил 6,1», – приводит он еще один пример.

Эффективным инструментом борьбы с тяжкими преступлениями могут быть только высокие показатели раскрываемости преступлений в совокупности с благополучным социально-экономическим положением в стране, резюмирует Жаров.

Полная версия статьи доступна здесь.