Правовые проблемы возмещения вреда здоровью граждан, причиненного экологическими правонарушениями на железнодорожном транспорте
16 СЕНТЯБРЯ/ 2019
В инфраструктуре транспортной сети России на долю железнодорожного транспорта приходится 75% грузооборота и 40% пассажирооборота. При этом вопросы экологической безопасности на железной дороге требуют особого внимания.

В экономической отрасли РФ транспортный комплекс занимает одно из лидирующих мест по негативному воздействию на окружающую среду. Доля выброса загрязняющих веществ в атмосферу достигает 45%, выбросов парниковых газов – примерно 10%, шумовое воздействие на население в зависимости от территории варьируется от 85 до 95%.
Строительство железнодорожных путей, эксплуатация железнодорожной инфраструктуры, подвижного состава, применение пестицидов и гербицидов в полосах отвода железнодорожных путей – все это дает высокую нагрузку на природные экосистемы.
Неменьшую потенциальную опасность представляет и транспортировка опасных грузов.

К примеру, в 2012 году на станции Болотная Новосибирской области из-за аварии произошла утечка гидрата аммиака. 13 т ядовитой жидкости вытекло на пути следования.
А в 2018-м в Московской области случилась утечка серной кислоты из-за неисправности запорного клапана железнодорожной цистерны, в результате чего на грунте запасного пути, где стояла цистерна, образовалось пятно размером 5 х 5 м.
Аварийные ситуации были достаточно быстро локализованы.

Согласно результатам лабораторных исследований, концентрация опасных веществ не превышала нормы, а пострадавших не было.
В современном праве есть устойчивая тенденция не только к локализации и ликвидации аварии, но и к возмещению ущерба, нанесенного как окружающей природной среде, так и здоровью человека.
В данной статье мы рассмотрим вариант, при котором вред здоровью человека наносится одномоментно. Необходимо учитывать, что воздействие может быть и постоянным, вызывающим в том числе хронические заболевания. Однако зависимость их возникновения от воздействия объектов железнодорожной инфраструктуры обычно трудно доказать.

Когда мы говорим про ущерб, нанесенный здоровью человека, обязательно нужно разграничить характер воздействия, так как данный аспект существенно влияет на формирование доказательной базы.

В настоящее время при компенсации нематериального ущерба, вызванного нарушениями природоохранного законодательства, сложилась устойчивая практика применения норм компенсации морального вреда.
Так происходит потому, что Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» не содержит какого-либо указания в части компенсации морального вреда. Но он и не исключает применения нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации.

Право потребовать компенсацию морального вреда также вытекает из конституционного права на жизнь (ч. 1 ст. 20 Конституции РФ) и права на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42 Конституции РФ).

Требование компенсации морального вреда будет считаться обоснованным только при одновременном наличии факта причинения вреда, причинной связи между экологическим правонарушением и причинением морального вреда, а также вины правонарушителя.

На практике иски о компенсации морального вреда, причиненного вследствие экологического правонарушения, редки, а суммы, взыскиваемые судами, незначительны. Это зачастую связано с невозможностью доказать единовременное наличие указанных выше признаков.

При этом п. 32 постановления пленума Верховного суда от 26.01.2010 г. предписывает судам учитывать, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается, а установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.
Получается, что в настоящее время действующее законодательство не содержит четкой регламентации (методики) определения размера компенсации морального вреда. В случаях принятия решений о размере компенсации морального вреда применяется общее правовое предписание. Суды, в свою очередь, принимают решение в пределах предоставленной им законом свободы, а следовательно, определение судами размера компенсации носит сугубо оценочный характер.

Для обращения в суд обязательно должен быть установлен факт нанесения физического вреда посредством экологического правонарушения. Так, например, в случае отравления парами вредных веществ в результате их разлива должен быть подтвержден факт того, что отравление у пострадавшего человека возникло именно из-за контакта с этим вредным веществом непосредственно в момент и на месте происшествия экологического правонарушения, а не при иных обстоятельствах. Также документально должны быть подтверждены все расходы, потеря нетрудоспособности и подготовлены доказательства причинно-следственной связи.

Суды в настоящее время обязывают документально подтверждать обоснованность размера требуемой денежной компенсации. Зачастую при этом судьи оперируют понятиями «разумность», «целесообразность», «справедливость». К тому же при рассмотрении таких дел судами учитываются попытки урегулирования спора в досудебном порядке. И если истец дал отказ, то судья может увидеть мошеннический умысел. Если причина отказа недостаточно серьезна, утверждается, что истец может использовать судебный процесс для необоснованного обогащения. В таких случаях суд определяет наименьший размер возмещения.

Однако если оценить физический вред и понесенные затраты на восстановление утраченного здоровья в большинстве случаев не составляет труда, то оценка моральных страданий становится весьма проблематичной. Принимая во внимание, что какой-либо статистики по данным делам не велось, одним из решений в сложившейся ситуации могло бы стать проведение научно-исследовательской работы с обязательным анализом имеющейся судебной практики. По ее результатам может быть разработана и предложена к утверждению на государственном уровне методика исчисления размера причиненного морального вреда.

Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что в условиях интенсивного развития транспортных систем РФ, несмотря на то, что железнодорожный транспорт является наиболее экологичным, весьма высоким остается риск возникновения техногенных аварий, влекущих за собой нанесение вреда здоровью человека.

Сегодня отсутствуют четкие нормы установления факта нанесения вреда. Также нет и положений, которые зафиксируют определение размеров компенсации нематериального ущерба. Такая правовая лакуна создает целый ряд рисков, снизить которые возможно, только исключив субъективную оценку определения размера вреда судами и определив минимальные и максимальные границы такой компенсации на законодательном уровне.

Дополнительная информация: Ссылка на статью
Автор: Евгений Жаров
Подписаться на рассылку новостей Zharov Group
Подпишитесь на нашу рассылку и будьте в курсе последних новостей