Проблема толкования судами понятия «деградация водного объекта» и привлечения водопользователей к административной ответственности
29 июля / 2019
Проблема толкования судами понятия деградации водного объекта и преюдициальность для судов привлечения водопользователей к административной ответственности по ст. 8.13 КоАП РФ как доказанности факта причинения вреда водному объекту. Сложившаяся судебная практика зачастую исходит из того, что факт привлечения водопользователя к ответственности по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ является достаточным и надлежащим доказательством деградации и истощения, либо иного ущерба водному объекту, а также угрозы таковых, а, следовательно, основанием для взыскания вреда, причиненного водному объекту.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее – Закон № 7-ФЗ) под вредом окружающей среде понимается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.

Следовательно, для того чтобы признать доказанным факт причинения вреда компоненту окружающей среды, недостаточно установить лишь обстоятельство его загрязнения или захламления. Для этого необходимо доказать, что такое загрязнение вызвало негативное изменение компонента окружающей среды, которое повлекло деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.

Более того, под загрязняющим веществом, согласно названной статье Закона № 7-ФЗ, понимается вещество или смесь веществ, количество и/или концентрация которых превышают установленные для химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов, нормативы и оказывают негативное воздействие на окружающую среду.

Исходя из изложенного, загрязняющим (то есть влекущим загрязнение компонента окружающей среды) может быть признано только такое вещество, которое одновременно:
- в своем количестве и/или концентрации превышает установленный норматив;
- оказывает негативное воздействие на компонент окружающей среды.

При этом следует учитывать, что п. 11 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной приказом Минприроды России от 13.04.2009 № 87, на основании которого государственными органами рассчитывается размер вреда, применим в отношении только тех веществ, чье загрязняющее (вредное) воздействие на водный объект или на почву является доказанным.

Следовательно, для признания состоявшимся факта причинения вреда водному объекту, как и самого факта загрязнения указанных компонентов, а также для исчисления размера причиненного вреда в соответствии с утвержденными методиками, государственному органу необходимо доказать, что количество и/или концентрация выявленного вещества не просто превысили установленный норматив (предельно допустимые концентрации), но и вызвали негативное изменение в экосистеме водного объекта, которое повлекло деградацию его естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.

Пленум разъяснил, когда компания заплатит за вред окружающей среде. Особо следует отметить, что вышеприведенный вывод полностью соответствует разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 N 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде». Согласно Постановлению при разрешении исковых требований о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, судам необходимо устанавливать не только факт причинения вреда, но и его последствия, выразившиеся в виде деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов и иных последствий. В Постановлении также указано на необходимость проведения судебных экологических экспертиз в целях установления указанных деградационных последствий и размера причиненного вреда.

Административная ответственность по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и/или истощение.

В таких случаях необходимо учитывать, что постановление о назначении административного наказания по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ не является безусловным доказательством факта причинения вреда водному объекту, указанная статья не устанавливает совокупность обстоятельств, свидетельствующих о причинении вреда водному объекту. Состав данного правонарушения является формальным – для привлечения к административной ответственности достаточно установления факта нарушения требований законодательства к охране водных объектов, независимо от наступления негативных последствий (см., например, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.04.2017 по делу № А62-4690/2016).

Согласно ч. 3 ст. 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Таким образом, результаты рассмотрения жалобы на постановление о назначении административного наказания в виде решения суда общей юрисдикции не являются преюдицией для арбитражного суда.

Для портала law.ru: Ссылка на дело
Автор: Евгений Жаров