Оставьте свои данные, и мы свяжемся с вами

ВС пояснил порядок привлечения к ответственности за порчу земли

25.01.2021
Суд указал на недопустимость взыскания убытков одновременно с наложением обязанности восстановить нарушенное состояние окружающей среды.
По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд повторяет: не может быть двойной ответственности за одно и то же правонарушение, вред возмещается полностью в натуре или деньгами, но только один раз. Другой предположил, что определение, безусловно, имеет положительный эффект для миллионов предпринимателей, оказавшихся под угрозой повторного привлечения к ответственности за одно и то же нарушение.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 306-ЭС20-16219 по делу о взыскании с хозяйственного общества вреда, причиненного почве земельного участка при строительстве ведущей к песчаному карьеру дороги.

В августе 2017 г. старший инспектор отдела государственного земельного надзора управления Россельхознадзора по Саратовской области составил протокол об административном правонарушении. Из документа следовало, что на заросшем сорной травой земельном участке не проводятся сельскохозяйственные работы и через него проходит дорога, используемая для проезда на соседний участок, где расположен карьер для добычи песка. Взятые инспектором пробы почвы свидетельствовали о загрязнении земли первого участка.

Виновным в загрязнении отходами производства (щебнем и асфальтовой крошкой) признали ООО «ВАМ-Рико», ранее занимавшееся строительством дороги, которое было оштрафовано на 40 тыс. руб. по ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ («Порча земель»). Поскольку впоследствии общество отказалось возмещать вред, причиненный почве в результате перекрытия плодородного слоя, Управление Россельхознадзора обратилось в суд иском к о взыскании 1,4 млн руб. Истец также просил суд обязать общество в двухмесячный срок со дня вступления в силу судебного решения разработать проект рекультивации земли и провести ее, а после этого предоставить подтверждение проведенных работ.

Три судебные инстанции удовлетворили требования, дополнительно взыскав с ответчика госпошлину свыше 27 тыс. руб. В ходе рассмотрения дела суды пришли к выводу о взыскании компенсации вреда, рассчитанного на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды. При этом они отклонили доводы общества о нарушениях порядка отбора проб.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «ВАМ-Рико» сослалось на нарушение судами норм материального и процессуального права и просило направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

После изучения материалов дела № А57-8748/2019 ВС напомнил, что нормы природоохранного законодательства о возмещении вреда окружающей среде применяются с соблюдением правил, установленных общими нормами гражданского законодательства, регулирующими возмещение ущерба (в том числе внедоговорного вреда). Доказывание таких убытков производится в общем порядке, установленном ст. 15, 1064 ГК РФ, из положений которых следует, что для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение вреда необходимо установить совокупность условий: наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, вину последнего и причинно-следственную связь между противоправным поведением и наступившими вредными последствиями. При отсутствии хотя бы одного из вышеперечисленных элементов применение к правонарушителю мер гражданско-правовой ответственности не допускается.

Со ссылкой на п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда от 30 ноября 2017 г. № 49 о некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, Суд отметил, что основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является причинение им вреда, выражающееся в негативном изменении состояния окружающей среды, в частности ее загрязнении, истощении, порче, уничтожении природных ресурсов, деградации и разрушении естественных экологических систем, гибели или повреждении объектов животного и растительного мира и иных неблагоприятных последствиях.

При этом ВС пояснил, что при рассмотрении споров о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, судам следует учитывать принципы охраны окружающей среды, на которых должна основываться хозяйственная и иная деятельность. К их числу относятся, в частности, платность природопользования и возмещение вреда окружающей среде, презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности, обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности, допустимость воздействия хозяйственной и иной деятельности на природную среду исходя из требований в области охраны окружающей среды, обязательность финансирования юрлицами и ИП, осуществляющими хозяйственную и (или) иную деятельность, которая приводит или может привести к загрязнению окружающей среды, мер по предотвращению и (или) уменьшению негативного воздействия на окружающую среду, устранению последствий этого воздействия.

По смыслу ст. 1064 ГК РФ, ст. 77 Закона об охране окружающей среды лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, доказывает наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом. В случае превышения организациями или предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред. Определение размера вреда, причиненного окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, осуществляется на основании нормативов в области охраны окружающей среды. При этом окружающая среда, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба (Определение КС РФ от 21 декабря 2011 г. № 1743-О-О).

«Учитывая данное обстоятельство, федеральный законодатель определил, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии – исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (п. 3 ст. 77 Закона № 7-ФЗ). Расчет размера причиненного вреда производится на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, однако данный факт причинения вреда должен быть не только установлен, но и свидетельствовать о наличии загрязнения почвы, соответствовать смыслу положений ст. 1 Закона № 7-ФЗ, согласно которым вред окружающей среде – негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов», – отмечено в определении.

Высшая судебная инстанция добавила, что нижестоящие суды, принимая во внимание представленный управлением расчет размера вреда и ссылаясь на образцы применительно к точкам координат отбора проб, находящихся в пределах спорного участка, не учли, что пробы с уменьшенного участка в отношении уточненного истцом размера площади в части, подвергнутой порче, в сравнении с первоначальным размером площади загрязнения участка не изымались, соотношение результатов анализа проб, свидетельствующих о существенном снижении плодородия почвы, к измененному размеру участка не проводилось. При этом поводы, по которым истец значительно уменьшил площадь подвергнутого порче земельного участка, как и доказательства загрязнения участка меньшей площади, в судебных актах не указаны.

Со ссылкой на собственную практику ВС пояснил, что целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния, в связи с чем истец вправе выбрать способы, предусмотренные ст. 1082 ГК РФ, ст. 78 Закона № 7-ФЗ, а суд, с учетом конкретных обстоятельств по делу, оценивая в каждом случае эффективность этих способов, – применить тот, который наиболее соответствует этим целям.

«Определение способа возмещения вреда – в натуре или в денежном выражении - зависит прежде всего от возможности его возмещения в натуре, необходимости оперативно принимаемых мер, их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды. В отсутствие таких обстоятельств суд вправе избрать способ защиты в виде компенсации вреда в денежном выражении (взыскание убытков). Согласно п. 13 и 17 постановления Пленума № 49 возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды. В случае если восстановление состояния окружающей среды, существовавшее до причинения вреда, в результате проведения восстановительных работ возможно лишь частично (в том числе в силу наличия невосполнимых и (или) трудновосполнимых экологических потерь), возмещение вреда в соответствующей оставшейся части осуществляется в денежной форме», – отмечено в определении.

ВС также счел, что нижестоящие суды в нарушение вышеуказанных норм применили к обществу двойную меру ответственности в виде возмещения вреда посредством взыскания причиненных убытков и возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, обязав последнего разработать проект рекультивации нарушенных земель, провести рекультивацию нарушенных земель и после завершения рекультивации предоставить управлению документацию, подтверждающую фактическое проведение перечисленных работ. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Управляющий партнер Zharov Group Евгений Жаров отметил, что определение ВС интересно с двух точек зрения: пробы должны отбираться внутри той части земельного участка, которая подвергнута порче, затем эта часть земельного участка должна применяться при подсчете возмещения вреда согласно Методике исчисления размера вреда. «Если мы обратимся к самой Методике, то увидим немного другое: там говорится не о части земельного участка, подвергнутой вредоносному воздействию, а обо всей площади земельного участка, где такое воздействие обнаружено. То есть Верховный Суд РФ применил ограничительное толкование Методики, сузив применяемую при подсчете возмещения площадь: вместо площади земельного участка, на котором обнаружена порча почв, теперь надо брать во внимание площадь участка, на которой выявлено вредоносное воздействие (л. 7, абз. 2 определения). Разница в одну букву будет иметь решающее значение при подсчетах», – подчеркнул он.

По словам эксперта, вторая приятная особенность этого дела состоит в том, что Суд сослался на свои более ранние обзоры практики по природоохранной теме за 2018 и 2019 гг., подтвердив тем самым актуальность изложенных там подходов. «Также он сослался на важное Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 1743-О-О о приоритете формул Методики над фактом, то есть над фактическими расходами, которые понес или должен понести ответчик на восстановление окружающей среды. Нужно приветствовать любые ссылки высших судебных инстанций на решения друг друга, поскольку это позволяет точнее спрогнозировать исход дела, синхронизировать правоприменительную практику, облегчить работу юридических служб хозяйствующих субъектов», – полагает Евгений Жаров.

Он добавил, что Верховный Суд РФ повторяет: не может быть двойной ответственности за одно и то же правонарушение, вред возмещается полностью в натуре или деньгами, но только один раз. «Натуральное возмещение не должно дублироваться денежным, ответчик не обязан нести двойное финансовое бремя. Повторить это вновь было совсем не лишним, потому что нижестоящие суды не всегда руководствовались данными разъяснениями. В целом оцениваю определение Верховного Суда положительно», – заключил он.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков выразил согласие с выводами Судебной коллегии, поскольку двойная ответственность за одно и то же правонарушение противоречит духу права Верховного Суда: «Коллегия ВС совершенно обоснованно встала на защиту основных принципов правосудия, так как недопустимость двойной ответственности за одно и то же правонарушение является общим принципом, а защита от повторного привлечения к ответственности – одна из важнейших гарантий, связанных с общей гарантией права на справедливое правосудие».

По словам эксперта, судебный акт наиболее интересен тем, что, высшая судебная инстанция рассмотрела его и дала судебной системе четкий сигнал о необходимости учитывать основы права при вынесении решения, а не руководствоваться формальным подходом. «Уверен, что определение, безусловно, будет иметь положительный эффект для миллионов предпринимателей, оказавшихся под угрозой повторного привлечения к ответственности за одно и то же нарушение», – подчеркнул Юрий Меженков.