Обсудим задачи
Оставьте ваши контакты, и мы вам поможем!
*Консультации безопасны и бесплатны
Подписаться на рассылку актуальных новостей
Оставьте ваши контакты и будете получать нашу рассылку
*1-2 раза в месяц

Защита предприятий водоочистки по административным делам, связанным с мором рыб

12 мая 2021
Крысов О.А.
помощник юриста
адвокатское бюро Zharov Group
Массовая гибель рыб в местах слива сточных вод из очистных сооружений становится поводом для рейдовых осмотров Росрыболовства и привлечения водоочистных предприятий к административной ответственности по ст. 8.33 КоАП РФ. Зачастую такие контрольные мероприятия проводятся по обращению местных жителей, а сами дела приобретают общественный резонанс.


Рейдовый осмотр

Это накладывает отпечаток на тактику контрольных мероприятий: они проводятся оперативно без взаимодействия с водоочистным предприятием в ходе проведения так называемого рейдового осмотра. Такой осмотр не подменяет собой внеплановую проверку и позволяет собрать доказательственную базу обвинения (отобрать и проанализировать пробы воды и тушек рыбы) без участия лица, которого в будущем на основании этих доказательств будут привлекать к административной ответственности. Это означает, что в момент отбора проб будущий фигурант не может требовать, чтобы государственный орган с ним взаимодействовал: обеспечивал ему физическое присутствие, обмен информацией, ознакомление с документами, выражение несогласия с результатами осмотра и т.п. Сами пробы отбираются без участия понятых и без видеозаписи (ч. 3 ст. 26.5, ст. 27.10 КоАП РФ), поскольку дело об административном правонарушении еще не возбуждено.

Тактика защиты предприятия может основываться на ст. 45 Конституции РФ: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Например, с помощью внутренней службы безопасности предприятие может, не вмешиваясь в ход рейдового осмотра, своевременно отследить отбор проб, сделать видеозапись отбора проб, привлечь независимых третьих лиц в качестве свидетелей, направить в контролирующий орган письменные возражения о ходе и методике отбора.


Возбуждение дела в отношении неустановленного лица.

На основании результатов рейдового осмотра Росрыболовство возбуждает дело об административном правонарушении по ст. 8.33 КоАП РФ [1] . Такое полномочие отражено в административном регламенте по осуществлению государственного федерального контроля (надзора) в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (п. 6, 64) [2] .

Затем в ходе административного расследования происходит анализ взятой пробы воды. Само дело может быть возбуждено в отношении неустановленного лица, так что к моменту назначения экспертизы права водоочистных предприятий также оказываются не обеспеченными. Если лица нет, то такое отсутствующее лицо нельзя ознакомить с определением о назначении экспертизы, дать ему возможность заявить эксперту отвод, предложить свою кандидатуру экспертного учреждения, сформулировать вопросы для экспертизы.

Защита от возбуждения дела в отношении неустановленного лица может быть только ретроактивной: после привлечения предприятия к участию в деле оно может приводить такой довод в жалобе на итоговое постановление по делу. Согласно ст. 24.1 КоАП РФ одной из задач производства по делу является своевременное выяснение всех обстоятельств, что налагает на государственный орган обязанность своевременно выявить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Несвоевременное выявление такого лица противоречит задачам административного производства и нарушает право предприятия на эффективную защиту.


Анализ воды и тушек рыб

Первый важный анализ, который проводится по таким делам – это определение вредных веществ в воде с превышением предельно допустимых концентраций. Получив на руки результаты анализа (заключение экспертизы), предприятие должно сравнить документы: что про концентрацию веществ сказано с заключении экспертизы и что об этом же сказано в разрешении на сброс загрязняющих веществ в составе сточных вод, перечне загрязняющих веществ, разрешенных к сбросу, и лимитах на сбросы [3] . Если окажется, что лимиты не превышены, то обвинение будет опровергнуто, а значит государство будет вынуждено подкреплять свою позицию дополнительными доказательствами, обосновывающими противоправность и причинную связи между сбросом стоков и мором рыб.


Важно обратить внимание на примененные методики измерений. Они указываются в начале заключения и должны быть обязательно внесены Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений. Лаборатория в свою очередь должна быть аккредитована в данной области исследований и применять последние (актуальные) редакции каждой из методик. Нарушения данных правил (отсутствие методики в Фонде, области аккредитации, устаревшая редакция методики) могут стать основанием для признания результатов проверки недопустимыми доказательствами по делу.


Второй анализ – это проверка тушек рыбы на наличие в них паразитов с целью выяснения причин смерти. Патологическое и паразитарное исследование является полным, если с разумной степенью достоверности установлена причина мора, например, из-за резкого отравления водной среды критическим количеством вредных веществ, залпового (аварийного) слива стоков и т.д. Просто заявить об отсутствия паразитов в рыбе недостаточно.

Если тушки не исследованы на наличие вредных веществ, предприятие может защищаться, требуя исключения из постановления тех выводов, которые касаются причинения вреда и размера вреда водным биологическим ресурсам. То же самое касается времени мора: оно должно совпадать с временем предполагаемого сверхнормативного (аварийного) сброса вредных веществ.


Таким образом, водоочистное предприятие имеет широкий спектр возможностей для защиты как в рамках контрольных мероприятий, так и в ходе производства по делу об административном правонарушении. Сам же мор рыбы может не иметь отношения к текущей деятельности предприятия.



[1] См., напр., постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2021 по делу № А51-25002/2019, решение Московского городского суда от 14.02.2020 по делу № 7-1698/2020, решение Верховного суда Республики Карелия от 16.11.2016 № 21-507/2016 и др.
[2] Утвержден приказом Росрыболовства от 11.02.2020 № 64.
[3] См., напр., решение Верховного суда Республики Карелия от 20.12.2018 N 21-311/2018