Постановление Пленума Верховного Суда РФ о возмещении экологического вреда:
немного нового, но больше плохого
01 ЯНВАРЯ / 2018
Пленум Верховного Суда Российской Федерации впервые принял постановление, полностью посвященное вопросам судебного возмещения вреда, причиненного окружающей среде. В Постановлении от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» (далее — Постановление) позиция Пленума была существенно изменена по некоторым важнейшим аспектам. При этом, на наш взгляд, далеко не все новые разъяснения появились в результате обобщения правильных судебных актов.
ЛИЦА, КОТОРЫЕ МОГУТ ПРЕДЪЯВЛЯТЬ ИСКИ О ВОЗМЕЩЕНИИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА
В пункте 3 Постановления дан обновленный перечень лиц, которые могут предъявлять в суд иски о возмещении экологического вреда: уполномоченные органы государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, прокурор, граждане, общественные объединения и некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды, а также органы местного самоуправления, с учетом того что абз. 6 ст. 3 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (в ред. от 29.07.2017; далее — Федеральный закон № 7-ФЗ) на них возложена ответственность за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях.
Примечательно, что до принятия Постановления иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, которые подавали органы местного самоуправления, не удовлетворялись судами ввиду отсутствия у таких органов полномочий на предъявление данных исков, прямо предусмотренных федеральным законом.
СПОСОБЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА
Заслуживает внимания п. 13 Постановления, в соответствии с которым возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды. Выбор способа возмещения причиненного вреда при обращении в суд осуществляет истец.
Вместе с тем, принимая во внимание необходимость эффективных мер, направленных на восстановление состояния окружающей среды, в котором она находилась до причинения вреда, наличие публичного интереса в благоприятном состоянии окружающей среды, суд с учетом позиции лиц, участвующих в деле, и конкретных обстоятельств дела вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства.
Таким образом, Пленум предоставил право судам самостоятельно (без волеизъявления истца) выбирать способ восстановления нарушенного права общества на благоприятную окружающую среду.
Например, суды могут удовлетворить иск о возмещении экологического вреда, изначально заявленный в денежном эквиваленте, путем возложения на ответчика обязанности по проведению восстановительных процедур .
ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗМЕРА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА
Согласно п. 15 Постановления при определении размера причиненного окружающей среде вреда, подлежащего возмещению в денежной форме согласно таксам и методикам, должны учитываться понесенные лицом, причинившим соответствующий вред, затраты по устранению такого вреда. Порядок и условия учета этих затрат устанавливаются уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.
До утверждения названного порядка судам необходимо исходить из того, что при определении размера возмещаемого вреда допускается учет затрат причинителя вреда по устранению загрязнения окружающей среды, когда лицо, неумышленно причинившее вред окружающей среде, действуя впоследствии добросовестно, до принятия в отношении него актов принудительного характера совершило за свой счет активные действия по реальному устранению причиненного вреда окружающей среде (ликвидации нарушения), осуществив при этом материальные затраты. При вынесении таких актов должны учитываться:
  • обстоятельства, определяющие форму и степень вины причинителя вреда, за исключением случаев, когда законом предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины;
  • было ли совершено правонарушение с целью получения экономической выгоды;
  • характер последующего поведения причинителя вреда;
  • последствия правонарушения;
  • объем затрат, направленных на устранение нарушения.

    Таким образом, если природопользователь неумышленно причинил вред окружающей среде и, не дожидаясь момента, когда ему выдадут предписание или представление об устранении вреда, самостоятельно произвел мероприятия по его устранению, то он может рассчитывать, что затраты, которые были им понесены на устранение вреда, вычтут из общей суммы исковых требований.
Указанное разъяснение основано на позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 02.06.2015 № 12­П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 99, части 2 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации и положений постановления Правительства Российской Федерации "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Заполярнефть"».
ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С НАРУШЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
В пунктах 24–28 Постановления Пленум уделил внимание вопросам приостановления, ограничения и запрещения деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды.
Указанные разъяснения нельзя признать новаторскими или тем более революционными: эти вопросы освещались и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (далее — Постановление-2012), только не так подробно. Вместе объем этих разъяснений можно воспринять как посыл высшей судебной инстанции иным судам, а также лицам, вовлеченным в природоохранную деятельность, активизировать предъявление таких исков.

УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТА ПРИЧИНЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА
Наиболее важными нововведениями в Постановлении являются разъяснения об установлении факта причинения вреда окружающей среде при рассмотрении споров о его возмещении.
Согласно п. 6 Постановления основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является причинение им вреда, выражающееся в негативном изменении состояния окружающей среды, в частности ее загрязнении, истощении, порче, уничтожении природных ресурсов, деградации и разрушении естественных экологических систем, гибели или повреждении объектов животного и растительного мира и иных неблагоприятных последствиях.
В пункте 7 Постановления указано, что по смыслу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. от 29.07.2017; далее — ГК РФ), ст. 77 Федерального закона № 7-ФЗ лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, представляет доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом.
При этом, в случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду, предполагается, что в результате их действий причиняется вред (ст. 3, п. 3 ст. 22, п. 2 ст. 34 Федерального закона № 7-ФЗ). Бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов и (или) их наступление вне зависимости от допущенного нарушения, возлагается на ответчика.

Но прежде чем предоставить читателю анализ обозначенного абзаца, предлагаем вспомнить, какой позиции придерживался Пленум до принятия Постановления.
Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» (далее — Постановление-1998) существенный экологический вред характеризуется:
возникновением заболеваний и гибелью водных животных и растений, иных животных и растительности на берегах водных объектов, уничтожением рыбных запасов, мест нереста и нагула;
массовой гибелью птиц и животных, в т.ч. водных, на определенной территории, при которой уровень смертности превышает среднестатистический в 3 и более раз;
экологической ценностью поврежденной территории или утраченного природного объекта, уничтоженных животных и древесно-кустарниковой растительности;
изменением радиоактивного фона до величин, представляющих опасность для здоровья и жизни человека, генетического фонда животных и растений;
уровнем деградации земель и т.п.
Постановлением-2012 Постановление-1998 было признано утратившим силу. В соответствии с п. 40 Постановления-2012 при разрешении исковых требований о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, судам необходимо было устанавливать не только факт причинения вреда, но и его последствия, выразившиеся в виде деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов и иных последствий.
Как и п. 6 Постановления 2017 г., вышеприведенные пункты Постановлений 1998 и 2012 гг. в целом основывались на принципе обязательности доказывания государством факта наступления деградационных последствий для компонентов окружающей среды при предъявлении требования о возмещении экологического вреда.
Такая позиция вытекает из нормы ст. 1 Федерального закона № 7-ФЗ, согласно которой под вредом окружающей среде понимается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.
Следовательно, для того, чтобы признать доказанным факт причинения вреда компоненту окружающей среды, недостаточно установить лишь обстоятельство его загрязнения или захламления. Для этого необходимо доказать, что такое загрязнение вызвало негативное изменение компонента окружающей среды, которое повлекло деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.
Более того, согласно ст. 1 Федерального закона № 7-ФЗ под загрязняющим веществом понимается вещество или смесь веществ, количество и (или) концентрация которых превышают установленные для химических веществ, в т.ч. радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов нормативы и оказывают негативное воздействие на окружающую среду (далее — НВОС).

Исходя из изложенного, загрязняющим (т.е. влекущим загрязнение компонента окружающей среды) может быть признано только такое вещество, которое одновременно:
в своем количестве и (или) концентрации превышает установленный норматив;
оказывает негативное воздействие на компонент окружающей среды.
Следовательно, для признания состоявшимся факта причинения вреда почве или водному объекту, как и самого факта загрязнения указанных компонентов, а также для исчисления размера причиненного вреда в соответствии с утвержденными методиками государственному органу необходимо доказать, что количество и (или) концентрация выявленного вещества не просто превысили установленный норматив (предельно допустимые концентрации), но и вызвали негативное изменение в почве или в экосистеме водного объекта, которое повлекло деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.
В случае же с захламлением земель отходами, исходя из вышеуказанных положений Федерального закона № 7-ФЗ, для установления факта причинения вреда почве также необходимо доказать, что захламление привело к деградационным последствиям для почвенного покрова.
Однако в предыдущих постановлениях не были даны какие-либо разъяснения о «презумпции» наступления вреда, что неудивительно, поскольку ни в Законе РСФСР от 19.12.1991 № 2060-1 «Об охране окружающей природной среды», ни в Федеральном законе № 7-ФЗ (в т.ч. в ст. 3, п. 3 ст. 22, п. 2 ст. 34, на которые отсылает Пленум), ни в ГК РФ не содержались и не содержатся по настоящее время нормы, исходя из которых возможно сделать такой вывод.

Верховный Суд Российской Федерации обозначенной в Постановлении «презумпцией» фактически стер важнейшую грань (основную разницу) между институтами взимания платы за сверхнормативное (сверхлимитное) НВОС, для взыскания которой и было необходимо устанавливать только факт превышения установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду, и возмещения вреда, причиненного окружающей среде, для чего требовалось не только установить нарушение нормативов, но и доказать факт устойчивых негативных изменений в окружающей среде (деградацию экосистем).
Плата за НВОС является по своей природе фискальным сбором, т.е. обязательным публично-правовым платежом за осуществление государством мероприятий по охране окружающей среды и ее восстановлению от последствий хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное влияние на нее в пределах установленных государством нормативов такого допустимого воздействия 2 .
Обязанность же возместить вред окружающей среде является мерой гражданско-правовой ответственности, применяемой к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, который включает возникновение вреда, противоправность действий причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между его действиями и возникновением вреда, а также вины причинителя вреда 3 .
При этом необходимо отметить, что на сегодняшний день на уровне определений Верховного Суда Российской Федерации сложилась практика, отвергающая возможность применения указанной «презумпции» (конечно, до принятия Постановления).
Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2017 № 309-ЭС16-19565 по делу № А60-53695/2015
Апелляционный суд установил, что надзорным органом не представлены доказательства того, что допущенное Обществом превышение концентраций по отношению к утвержденным нормативам допустимых сбросов в сточных водах причинило какой-либо вред спорным водным объектам; привело к невосполнимым последствиям, деградации естественных экологических систем, истощению природных ресурсов.
Судами апелляционной и кассационной инстанции верно указано, что взыскание вреда в рассматриваемом случае исходя лишь из установленного факта превышения концентраций загрязняющих веществ в сточной воде необоснованно.
Факт превышения предельно допустимых сбросов загрязняющих веществ на спорных выпусках может являться основанием для начисления сверхлимитной платы за НВОС, поскольку порождает экологический риск, что само по себе не является достаточным основанием для возложения на Общество обязанности по возмещению реального ущерба, причиненного окружающей среде (ст. 16 Федерального закона № 7-ФЗ), т.к. надлежит установить сам факт реального причинения вреда.

По нашему мнению, введение названной «презумпции» было обусловлено не обобщением правильной судебной практики, а скорее неблагоприятными для федерального, региональных и муниципальных бюджетов условиями их пополнения.
Однако отчаиваться не стоит. Как уже было отмечено, согласно абз. 2 п. 7 Постановления природопользователь может доказать, что негативные последствия возникли в силу иных факторов и (или) они наступили бы вне зависимости от допущенного нарушения.
Кроме того, в п. 21 Постановления также разъяснено, что для правильного разрешения вопросов, требующих специальных знаний, в т.ч. в области определения источника происхождения вреда, механизма его причинения, его размера, объема необходимых восстановительных работ, возможности и сроков их проведения, по делу могут проводиться соответствующие экспертизы с привлечением специалистов: экологов, санитарных врачей, зоологов, ихтиологов, охотоведов, почвоведов, лесоводов и др.
В Постановлении даны разъяснения, которые при грамотном выстраивании своей позиции в судебном процессе, в частности при заявлении ходатайства о назначении судебной экспертизы, могут быть использованы для обхода указанной «презумпции».

Автор: Евгений Жаров, Алексей Неофитов